Униформология главная

 

4-я Уфимская генерала Корнилова стрелковая дивизия

(очерк уфимского историка и краеведа С.Г. Шушпанова).

Типажи чинов 15-го Михайловского стрелкового полка. Рисунки современника из книги генерала К.В. Сахарова «Белая Сибирь. Внутренняя война 1918-1920 гг.» (Берлин, 1921 г.)

В 1918 году чины дивизии носили то, что осталось от бывших запасов прежней Русской армии, и даже могли носить полковой знак 190-го пехотного Очаковского полка, правопреемницей которого вполне может считать себя 4-я Уфимская дивизия (первый начдив и первые командиры полков были из «очаковцев»). Подчиняясь Самарскому Комучу, уфимцы наверняка носили нарукавные щитки и георгиевские ленточки на околышах фуражек, установленные для частей Народной армии. Обо всех видоизменениях, происходивших в Народной армии, уфимские газеты добросовестно оповещали своих читателей.

В октябре 1918 года нарукавные знаки различия были заменены на погоны защитного цвета. К этому времени среди военнослужащих Уфимского гарнизона имело место разочарование в политике Комуча – Уфимской Директории, выразившееся в тяготении к Временному Сибирскому правительству. Согласно воспоминаниям генерала В.Г. Болдырева, «гарнизон Уфы, особенно офицеры, открыто тянули в сторону Сибири и даже переменили георгиевскую ленту Комуча на бело-зеленые цвета Сибири». 1

В деле одного из архивных фондов Центрального государственного исторического архива Башкортостана есть данные о запросе командира 16-го татарского стрелкового полка Бигловым сукна со складов Уфы зеленого и малинового цветов, из чего следует, что командный состав 4-й Уфимской дивизии старался экипировать личный состав в защитные гимнастерки с малиновыми погонами. Как известно, малиновые погоны носили стрелковые части старой русской армии. 2

В настоящее время существует реконструкция внешнего вида офицеров 13-го Уфимского стрелкового полка, выполненная К. Новиковым (ВИК «Горный Щит») по имеющейся в его распоряжении фотографии. Обмундирование разнообразно как по цвету, так и по покрою – встречаются гимнастерки различных покроев и френч. Любопытная деталь – погоны у большинства офицеров защитные, без каких-либо шифровок, и только у одного из них – галунные с шифровкой «13.». 3

Весной 1919 года накануне мартовского наступления Восточного фронта 4-я Уфимская дивизия скорее всего продолжала носить прежнее обмундирование. Вывод этот можно сделать на основании того, что одна из уфимских газет весной 1919 года восторженно писала о прибытии в город чиной 1-го Волжского корпуса: автор статьи подробно описывал их английское обмундирование (шинели, фуражки, рукавицы из черной шерсти – вплоть до походных ранцев, какие они вместительные и сколько там отделений). Если бы уфимцы, побывавшие в городе раньше волжан, имели бы аналогичное снабжение – такая статья появилась бы применительно к ним. Кстати, а апрельском 1919 года номере газеты «Великая Россия» был опубликован приказ коменданта г. Уфы, согласно которому все военнослужащие обязывались носить опять-таки защитного цвета погоны.

Ко времени проведения Уфимской операции обмундирование дивизии наверняка пришло в совершенную негодность из-за трехмесячного (с марта по май) непрерывного пребывания на фронте. Всегда обращавший пристальное внимание на внешний вид частей, генерал К.В. Сахаров описывал части 2-го Уфимского корпуса: « Как будто это были… тысячи нищих, собранных с церковных папертей. Одежда на них самая разнообразная, в большинстве своя, крестьянская, в чем ходил дома; но все потрепалось, износилось за время непрерывных боев и выглядит рубищем. Почти на всех рваные сапоги, иногда совсем без подошв; кое-кто еще в валенках, а у иных ноги обернуты тряпками и обвязаны веревочкой; татары большей частью в лаптях. Штаны почти у всех в дырьях, через которые просвечивает голое тело. Сверху одеты кто как: кафтаны, зипуны, рубахи, и изредка только попадаются солдатский мундир или гимнастерка. Офицеры ничем не отличались по внешности от солдат. Они стояли в строю, обвешанные мешками и котомками с патронами…» 4

Наконец, о «барабанном бое и черных мундирах». Все-таки, любая легенда, пусть даже самая мифическая, как правило, имеет подоплеку. В данном случае единственной версией, объясняющей возникновение легенды о «психической атаке», может быть наличие в 13-м Уфимском полку 5-й роты, в которой служили воспитанники учебных заведений Уфы. Как уже го­ворилось, особенностью этой роты было то, что она выдви­галась на фронт лишь в экстренном случае – в остальное время добровольцы жили в семьях и продолжали обучение. И что особенно важно, её бойцы носили черные фуражки, гимнастерки и брюки учащихся реальных училищ. Вот почему до Уфимской операции чапаевцы не встречали в рядах белых «черномундирных каппелевцев» - уфимских реалистов, которые, по всей видимости, выступили на фронт лишь тогда, когда он приблизился к их родному городу, и которые наступали в первых шеренгах своего полка. Этот полк в Уфимской дивизии был добровольческим и в атаках увлекал за собой менее боеспособные части. Конечно же, в чисто военном отношении подростки-реалисты не представ­ляли для чапаевцев большой опасности, и в атаку они шли, пулям не кланяясь только потому, что возможно у бойцов 5-й роты, чей рост зачастую не превышал длину винтовки, про­сто не было соответствующего боевого опыта. 5

В Уфимском краеведческом музее имеется фотография, атрибутируемая как парад белых войск в Уфе. К сожалению, понять, что это действительно белые, затруднительно, так как на военнослужащих отсутствуют погоны. Правда, в пользу белых говорит то, что стоят они в ровном двухшереножном строю, одеты единообразно и на всех белые папахи длинного меха. Рассмотреть детали не удается, поскольку фотография панорамная, и фигурки на ней очень мелкие. Время действия то ли поздняя осень, то ли ранняя весна – так как белые были в Уфе и осенью 1918 года (перед оставлением), и весной 1919 года (после повторного занятия города), уточнить датировку фотографии сложно.

После оставления Уфы красные не спешили с преследованием отступавшей Уфимской группы войск Западной армии, поскольку их правый фланг успешно сдерживала Волжская группа. Поэтому перед Златоустовской операцией уфимцы имели передышку, и перед возобновлением военных действий могли получить новое обмундирование. 4-я Уфимская дивизия стояла в резерве к северо-западу от станции Сулея, у выхода из Уральских гор на Уфимское плоскогорье, и защищала подходы к железной дороге. Используя короткий отдых, дивизия пополнялась, получала вооружение и долгожданное обмундирование. Учитывая, что лучшие соединения колчаковской армии получали английское обмундирование, можно предположить, что именно в этот момент бойцы 5-й роты 13-го Уфимского полка сменили черную униформу реалистов на френчи цвета хаки. Во всяком случае, больше упоминаний о «психических атаках» колчаковцев в черных мундирах не встречается. 6

Равно как могли его получить перед Челябинской операцией, в которой приняли участие резервные Сибирские дивизии, экипированные в английскую форму. Хотя, в целом 4-й Уфимской дивизии, несмотря на громкое шефство генерала Корнилова, с обмундированием всегда не везло, как, впрочем, и всей Западной (3-й) армии.

Сведенные после отступления в Забайкалье в результате Великого Сибирского похода в 4-й Уфимский Генерала Корнилова стрелковый полк, уфимцы продолжали использовать обмундирование преимущественно русского образца, о чем свидетельствуют фотографии, приведенные в книге Б.Б. Филимонова. Тот же Филимонов отмечал, что уже в Приморье «как стрелковые части, уфимцы… имели малиновые погоны, выпушки и петлицы» Они же носили на погонах «переплетенный вензель « 4 УГКп » - «4-й Уфимский Генерала Корнилова полк». 7

Примечания.

1 Болдырев В.Г. Директория, Колчак, интервенты. Воспоминания. Новониколаевск, 1925. С.45.

2 Шушпанов С.Г. Забытая дивизия. Уфа, 2011. С.34.

3 http://www.bergenschild.narod.ru/Reconstruction/depot/civil_war/13_Ufim_strelk_reg.htm

4 Сахаров К.В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918-1920 гг.). Мюнхен, 1923. С.102.

5 Шушпанов С.Г. Указ. Соч. С.128.

6 Там же. С. 133-134.

7 Филимонов Б.Б. Белоповстанцы. Хабаровский поход. Зима 1921-1922 гг. Шанхай: Слово, 1932. Кн.1. С.34.

Погоны нижних чинов 4-й Уфимской генерала Корнилова стрелковой дивизии: 13-го Уфимского, 14-го Уфимского, 15-го Михайловского и 16-го Татарского стрелковых полков. Реконструкция по материалам, посвященным 13-му Уфимскому стрелковому полку и опубликованным К. Новиковым (ВИК «Горный Щит») http://www.bergenschild.narod.ru/Reconstruction/depot/civil_war/13_Ufim_strelk_reg.htm

Погоны офицеров 4-й Уфимской генерала Корнилова стрелковой дивизии: 13-го Уфимского, 14-го Уфимского, 15-го Михайловского и 16-го Татарского стрелковых полков. Реконструкция по материалам, посвященным 13-му Уфимскому стрелковому полку и опубликованным К. Новиковым (ВИК «Горный Щит»).

Погоны чинов 4-го Уфимского стрелкового артиллерийского дивизиона.

Формы одежды офицеров 13-го Уфимского стрелкового полка. Реконструкция по материалам, посвященным 13-му Уфимскому стрелковому полку и опубликованным К. Новиковым (ВИК «Горный Щит») http://www.bergenschild.narod.ru/Reconstruction/depot/civil_war/13_Ufim_strelk_reg.htm

Формы одежды чинов 4-й Уфимской стрелковой дивизии: 1-офицер 15-го Михайловского стрелкового полка (реконструкция по рисунку современника, опубликованному в кн.: Сахаров К.В. Белая Сибирь. Берлин, 1921); 2 – стрелок 5-й роты («реалистской») 13-го Уфимского стрелкового полка; 3 – стрелок 15-го Михайловского стрелкового полка (после переобмундирования в британскую форму). Ростовая фигура уфимского стрелка – худ. А.В. Лебедева.

Главная I Геральдика I Вексиллология I Униформология I Фалеристика I Бонистика I Россыпь