Униформология главная

 

Якутское восстание 1921-23 гг.: Якутская народная армия и Сибирская добровольческая дружина.

Народная армия состояла из Северной добровольческой группы, которой командовал Ошиверский, прибывшей из Охотска, Ленского добровольческого отряда и Левобережной авангардной группы. В состав Северной добровольческой группы входили три роты общей численностью до 300 конных бойцов. Командиром 1 роты был подпоручик Протасов, 2 роты — поручик Семенов. В Левобережную авангардную группу входили 320 конных бойцов, руководил группой Н.Ф. Дмитриев. Ленский добровольческий отряд состоял из 440 бойцов, руководимых под хорунжим Харьковым, начальником штаба был А. Рязанский. В отряд входили 3 мелких отряда:

— 1 отряд — 200 конных бойцов под командой Лебедева;

— 2 отряд — 180 конных бойцов под командой Харлампиева;

— 3 отряд — 80 конных бойцов под командой хорунжего А. Рязанского.

Всего народная армия, действовавшая под Якутском, насчитывала 1000 — 1200 бойцов. Северный антибольшевистский отряд, действовавший в Верхоянском и Колымском округах, насчитывал 100 — 200 человек. В Вилюйском округе было около 300 бойцов шести партизанских отрядов, слившихся в один «Южный антибольшевистский отряд» под командованием П.Т. Павлова. Все антибольшевистские отряды имели между собой хорошую связь и, хотя офицеры-бочкаревцы северного антибольшевистского отряда не признавали ВЯОНУ, связь держали также и с Охотском. Имели 2 лазарета, где раненый лечили два врача и 7 сестер. В составе народной армии было 25 русских офицеров, всего русских было 80 человек.

Были вооружены трехлинейными винтовками, основное вооружение — охотничьи берданы с 30-тью патронами на каждого бойца и 4 легкий пулемета (3 «Шоша», 1 кольт). Офицеры носили военную форму, у рядовых повстанцев были погоны с номерами рот и на рукавах эмблемы.

http://14mp.ru/i-interesnaya-yakutiya/istoriya-yakutii/yakutskaya-narodnaya-armiya.html

Погоны чинов Якутской народной армии. № 1 – выкроенный из церковных облачений офицерский погон; № 2 – погон рядового Ленского добровольческого отряда (входивший в его состав 1-й Якутский партизанский отряд); № 3 – погон рядового Северной добровольческой группы (2-я рота); № 4 – погон рядового Южного антибольшевистского отряда.

 

Вишневский Е.К. Аргонавты белой мечты Описание Якутского Похода Сибирской Добровольческой Дружины. Харбин, 1933. http://lib.rus.ec/b/232061/read#t26

Сформированы следующие части: три батальона стрелков, отдельный кавалерийский дивизион, отдельная батарея, отдельный саперный взвод и инструкторская рота.

По прибытии в Аян, было сформировано интендантство. Интендантом был назначен подполковник Мальцев. В с[еле] Нелькан была учреждена должность начальника снабжения и начальника тыла, на каковую должность был назначен полковник Шнаперман, с правами помощника командующего дружиной по хозяйственной части; его помощником по снабжению назначен А. Г. Соболев.

Дружина во Владивостоке была снабжена продовольствием на 4–5 месяцев, обмундированием зимним (полушубками, валенками и папахами) только на 400 человек, летним обмундированием — на всю дружину.

Отличительные знаки и погоны чинов Сибирской добровольченской дружины.

На трех известных фотографиях пепеляевского отряда, орпубликованных в книге «Якутия. Историко-культурный атлас» (М.: Феория, 2007. С. 357-368), а также на сайте: http://natpopova.livejournal.com/353326.html?page=1 видно, что все чины носят погоны, причем на некоторых ясно различаются белые канты, белые просветы у офицеров и белые же басоны у унтер-офицеров. Учитывая первоначальное стремление А.Н. Пепеляева вовсе упразднить погоны и последующее их сохранение под давлением сослуживцев, логично предположить, в дружине использовались только их защитный вариант.

То же самое с кокардами: по литературе прослеживается, что после начала экспедиции они были заменены бело-зелеными ленточками, однако на упомянутых выше фотографиях, сделанных осенью 1922 года в Аяне, кокарды на фуражках ясно различимы по своему характерному овалу. Предположительно, и здесь А.Н. Пепеляеву пришлось идти на компромисс, вернувшись к перевитому бело-зеленой ленточкой варианту.

Бело-зеленая повязка с ополченским крестом – предположительно отличительный символ 3-го батальона Дружины, сформированного из остатков якутских повстанческих отрядов. Крест выполнен в технике аппликации, шифровка прорисована химическим карандашом. Оригинал повязки хранится в Музее антибольшевистского сопротивления в г. Подольске.

Планировалось после высадки на побережье Охотского моря занять Якутск, объединив силы восставших, захватить Иркутск, сформировать там Временное Сибирское правительство и заняться подготовкой к выборам в Учредительное собрание. Учитывая настроения якутов и вообще сибиряков, Пепеляев решил выступить не под бело-сине-красным российским флагом, а бело-зеленым сибирским, флагом Сибирской автономии, существовавшей в 1918 году. Отряд, называвшийся «Милиция Татарского пролива», получил на вооружение 1,4 тыс. винтовок разного образца, 2 пулемета, 175 тыс. патронов и 9800 ручных гранат. Теплое обмундирование было получено во Владивостоке, частью куплено представителями якутской власти. Ядром отряда стал 1-й Сибирский стрелковый полк под командой генерал-майора Евгения Вишневского. В отряд стало поступать много добровольцев-сибиряков: офицеров и стрелков. Из Приморья в состав отряда вошло 493 человека, из Харбина — 227. Были сформированы три батальона стрелков, отдельный кавалерийский дивизион, отдельная батарея, отдельный саперный взвод и инструкторская рота. Батальонами, ротами командовали полковники и подполковники, такие же молодые, как их командир.

Музруков Е. Битва за Якутию//http://topwar.ru/29299-bitva-za-yakutiyu.html

 

Фигуры 1 и 2 – офицеры Сибирской добровольческой дружины; фигура 3 – якут-повстанец национальной одежде и с нарукавной повязкой; фигура 4 – офицер Якутской народной армии (на период нахождения в Дружине), одетый в меховую якутскую кухлянку и закупленную на побережье меховую же шапку-ушанку.

Юзефович Л.А. Генерал А.Н. Пепеляев и анархист И.Я. Строд в Якутии. 1922- 1923.М., 2015.

С. 49. Коробейников со штабом координировал действия отдельных отрядов, во главе которых стояли белые офицеры. Командирам-якутам присваивались офицерские звания. Сын амгинского тойона Афанасий Рязанский, произведенный Коробейниковым в прапорщики, скроил себе погоны из шитых золотом церковных риз.

С. 78. Чтобы спаять добровольцев одушевляющим чувством равенства, Пепеляев хотел упразднить погоны, но возмутились офицеры, и ему пришлось отступить. Протест возглавил полковник Аркадий Сейфулин. Дворянин, он почему-то попал на германский фронт рядовым и, по словам Пепеляева, выслужил свой полковничий чин кровью 27 ранений. Для таких, как Сейфулин, тяжело зарабатывавших себе на кусок хлеба в созданных Пепеляевым артелях, офицерские погоны оставались единственным наглядным подтверждением их жизненного успеха.

С. 81. Зимнее обмундирование получили на половину отряда, но Пепеляев рвался поскорее отплыть в Аян. Он рассчитывал захватить Якутск до наступления морозов.

С. 85-86. В приподнятой атмосфере, обычно сопутствующей началу плавания, на кораблях зачитали приказ о переименовании Милиции Северного края в Сибирскую добровольческую дружину. После этого кокарды на фуражках заменили бело-зелеными ленточками – старым отличительным знаком Сибирской армии.

С. 134. (август 1922 г ., Аян) … Куликовскому он писал другое: «Люди изголодались, легко одеты и разуты. Из обуви – сто пар ичиг, приходится обматывать ноги шкурами».

С. 138. (сентябрь 1922 г ., Аян, из письма Пепеляева супруге) Вчера пришла из Аяна зимняя одежда и сейчас идет раздача: выдаются рукавицы, белье теплое, меховые шапки. Шубы пока еще не пришли. Вот получим все, подкопим продовольствие, подойдет Вишневский – и пойдем дальше.

С. 166. Одиночество, затерянность – это чувствовали все. Новая ситуация требовала новых отношений между людьми, и в своем изданном под Новый год приказе Пепеляев особым пунктом предписывал: с 1 января 1923 года «для закрепления сплоченности» дружины при обращении друг к другу употреблять перед чином слово «брат» - брат-доброволец, брат-полковник, брат-генерал… Нововведение быстро прижилось, хотя поначалу его одобрили не все офицеры.

С. 175. (Якутские повстанческие отряды). Вскоре… приехал неизвестный всадник. «Привязав на дворе коня, - вспоминал Строд, - он зашел в юрту, снял с себя старую, с облезлой шерстью, коротенькую оленью доху. На гимнастерке у него оказались погоны, на которых было написано химическим карандашом: 1. Я.П.О., то есть «1-й Якутский партизанский отряд».

С. 181. Из Амги, поговорив с Байкаловым по телефону, Строд отправил к нему Вычужанина с Нахой и нечаянно плененного пепеляевца в гимнастерке с солдатскими погонами, на которых все то, что обычно присутствует в виде трафаретов или нашивок, по-ученически было нарисовано и написано химическим карандашом.

С. 214 (Оборона Сасыл-Сысы). За столом сидели пятеро в одежде без погон. На вопрос, кто из них Пепеляев, отозвался шестой, которого парламентеры поначалу не заметили… На нем были оленьи камусы (меховые чулки) и «вязаная красная фуфайка» явно домашнего происхождения.

С. 228. при штабе Сибирской дружины не состояли шаманы, Пепеляев не обращался к ним за предсказаниями, как Унгерн – к монгольским ламам. Он едва знал десяток якутских слов, не пытался ввести в военную форму или нанести на знамена эмблемы национальной символики, не имел ни малейшего представления о якутской мифологии и не апеллировал к ней в своих манифестах. Ему претила любая идеологическая эксцентрика…

С. 241-242. (Оборона Сасыл-Сысы, наличие читаемых знаков различия на форме). Унтер-офиуер, получив смертельную рану в висок, упал лицом в снег… У пулемета Кольта лежит огромное неуклюжее тело пепеляевского фельдфебеля…

С. 265. (Взятие Амги красными). Ее гарнизон состоял, главным образом, из офицеров. Многие отстреливались до конца и лишь в безнадежном положении поднимали винтовку прикладом вверх. Это означало готовность сдаться. Попытки расправиться с ними пресекались, зато прямо на месте прикончили трех красноармейцев, кто попал в плен, вступил в Сибирскую дружину и не успел вовремя сорвать с шапки бело-зеленую ленточку. Ожесточение боя выместили на несчастных «предателях».

 

Строд И.Я. В Якутской тайге. М., Воениздат, 1961// http://libatriam.net/book/922068

На Вторую Речку, в семи верстах от Владивостока, где в отведенных для них казармах размещались приезжавшие из Харбина пепеляевцы, стали стекаться прежние сослуживцы Пепеляева и из других мест, а также белогвардейцы, бежавшие из рядов приморской армии. Уже скоро там собрался отряд в 750 человек, состоявший наполовину из офицеров. По замыслу генерала такое большое число офицеров нужно было для будущей «народной армии», которую он мечтал развернуть из восставшего против Советской власти кулачества. В целях конспирации отряд формировался под видом милиции Северной области.

Лидер сибирских областников, народоволец Сазонов, «дедушка сибирской контрреволюции», который успел сблизиться с японским генералом Фукуда, попытался возглавить выступление Пепеляева, но генерал отверг эти поползновения. Все же он сделал областникам уступку, разрешив организовать при якутской экспедиции осведомительный отдел для работы среди населения. В знак идейной солидарности символом сибирской автономии было признано бело-зеленое знамя. Пепеляев в свою очередь приказал своему отряду надеть вместо кокард бело-зеленые ленты. А перед отплытием в Якутию в наказе личному составу он определенно высказал свои областнические чаяния по отношению к Сибири.

В начале формирования дружины в Харбине и Владивостоке Пепеляев предполагал отменить погоны. Он думал этим достигнуть видимости демократизма и отличия от старой армии. В массе своей офицерство было против этого новшества. Пепеляеву пришлось примириться с погонами. Перед занятием Амги Пепеляев попробовал «демократизировать» свою дружину с другого конца. Он издал длиннейший приказ, в котором склонял во всех падежах слово «народ» приказал именовать друг друга «братьями», не забывая, однако, чинов.

В Аяне из остатков бесславно закончившей свое существование «якутской народной армии» белогвардейцы сформировали 3-й отдельный якутский батальон в составе около двухсот человек. Под руководством нескольких офицеров-пепеляевцев батальон приступил к усиленной военной подготовке.

Днем приехал неизвестный вооруженный всадник. Привязав во дворе коня, он зашел в юрту, снял с себя старую, с облезлой шерстью, коротенькую оленью доху. На гимнастерке его оказались погоны. Приехавший белый очень удивился, когда понял, что в юрте находятся красные. Он сообщил, что был послан в Амгинский район с воззванием Пепеляева и теперь возвращается обратно.

Получив такое донесение, Вишневский приказал своим цепям быстро двинуться вперед, окружить юрты, бойцов взять в плен. Через десять минут человек сто белых подошли к юртам. Часть из них осталась на дворе и стала рассматривать груз в нашем обозе. Группы человек по десять зашли в юрты. Там они вначале подбросили дров в камелек и только потом принялись будить своих пленников.

Зашевелились красные бойцы, проснулись командиры и с удивлением стали протирать глаза:

— Что за чертовщина! Что за люди? Э-э, да у них погоны!

Хватились было за винтовки, но было поздно.

— Бросить оружие, не шевелиться! Вы окружены, и всякое сопротивление бесполезно! Вам ничего плохого мы не сделаем. Хорошо, что все кончилось без кровопролития. Давайте закурим, у нас табачок харбинский, первосортный. Хотите?

Заскрипела дверь, вместе с клубами ворвавшегося холодного воздуха в юрту зашел полковник. Разговоры смолкли. Окинув беглым взглядом внутренность юрты и на несколько секунд задержавшись на пленных, полковник обратился к своим подчиненным:

— Братья! Справа началась стрельба. Человека четыре останьтесь здесь, а остальные выходите во двор.

Возвращаясь после преследования белых, первый эскадрон пробирался через кусты и наткнулся на неподвижное тело полковника. Вначале думали, что он мертв. Подошли поближе, присмотрелись — дышит. Оказывается, полковник ранен и лежит без чувств. Забрали с собой, принесли в юрту и положили в угол на сено. Через несколько минут освободившийся санитар попросил красноармейцев поднести раненого поближе к огню. Сняли доху, расстегнули френч — рубаха вся в крови.

Скрипнув, открылась дверь в юрту. За облаком ворвавшегося морозного воздуха сразу нельзя было разглядеть вошедшего, который молча подошел к камельку и тогда только заговорил:

— Замерз я, дайте погреться!

Ему уступили место. Вошедший, огромного роста и могучего телосложения, одет был в широкие шаровары и френч из серого шинельного сукна. Ни дохи, ни полушубка на нем не было. По погонам на френче не трудно было определить, что это фельдфебель.

Только в юрте с парламентеров сняли повязки. За столом они увидели человек пять офицеров — очевидно штаб.

— Кто из вас генерал Пепеляев? — спросил Волков.

— Я, — отозвался чернобородый высокого роста человек, стоявший у потрескивающего камелька. На нем были суконные брюки, оленьи камузы, вязаная красная фуфайка без погон.

Предутреннюю тишину разорвала предостерегающая дробь наших пулеметов. Навстречу белым окоп громыхнул огненной вспышкой залпа. Потом началась дробная разноголосица выстрелов. Падали идущие впереди одетые в полушубки люди, а на смену им шли другие. Лесная опушка выбрасывала на Лисью Поляну все новые и новые цепи. Не обращая внимания на потери, оставляя позади себя убитых и раненых, белые напористо лезли, подгоняемые и ободряемые офицерами.

 

Главная I Геральдика I Вексиллология I Униформология I Фалеристика I Бонистика I Россыпь